Укус Бога
Я всего-навсего следую тому, во что верю (с)
Что нужно делать, когда у тебя ШВ уже через пол-месяца и ничего к ним не готово? Правильно, сесть добивать заброшенный фик по другому фандому. :facepalm:
Обмазываюсь флаффом и додаю сама себе на глазах у изумлённой публики.

Название: Девушка твоего брата
Фандом: all out!
Пейринг: Эбуми/Исе, Харука/ОЖП
Рейтинг: G
Жанр: ER
Описание и предупреждения: История о том, как у Хару появилась девушка. Есть гет, слэш, флафф, ООС и всё на таком уровне развития, что лучше бы не позорилась. :shame:

Исе семнадцать, когда Хару начинает задерживаться на работе допоздна. Он теперь часто приходит домой чуть ли не посреди ночи и выпроваживает Исе на тренировки или зависнуть с друзьями, едва подвернётся шанс. На все попытки разузнать, в чём дело, Хару советует Исе заткнуться и не лезть, куда не просят.
Как ни странно, первым в происходящем разбирается Эбуми.
— Да позволь ты уже ему потрахаться по-человечески! — Говорит он и приглашает Исе к себе на целую неделю.
Это хорошая неделя. Под завязку наполненная порнухой и вредной едой, неловкой и жаркой подростковой дрочкой и, конечно же, рэгби. Они тренируются в школе и перебрасывают друг другу мяч по дороге домой. Или же Эбуми уходит на вечернюю пробежку. Вроде как один, но Исе слишком неловко и странно находиться без него в его же доме, так что он неизменно присоединяется, а потом и привыкает. Эбуми на голову больной до всего вот этого — тренировок до седьмого пота, азарта, игры, победы. А Исе не собирается ему уступать.
А ещё такой Эбуми заводит невероятно. Потный, грязный. Лицо блестит от пота и футболка прилипла к груди. Самое отвратительное и одновременно самое возбуждающее зрелище на свете.
Всю неделю Исе только и делает, что играет в рэгби и дрочит. Он не знает, похоже это на рай или на ад, но больше всего он не хочет, чтобы это время заканчивалось.
Родители Эбуми возвращаются из очередной поездки и очень удивляются, что в их доме теперь живёт ещё один мальчик.
Хару даёт о себе знать на следующий день.Теперь, когда Исе знает, что у брата появилась серьёзная девушка, он не слишком хорошо представляет, как к этому относиться. Хару - тот ещё говнюк и раздолбай, но он не похож на себя, когда говорит о своей Иношита-сан. Исе рад, что тот поумнел и притих, но его злит тот факт, что какая-то незнакомка сумела заставить Хару наконец-то начать пользоваться головой всего за несколько месяцев, в то время как ему самому не удавалось добиться этого долгие годы.
Эбуми фыркает на его рассуждения и советует перестать сношать мозги себе и Хару, тем более, что того нынче есть кому сношать.
Хару впервые приводит свою девушку домой в разгар зимнего чемпионата, и та неожиданно оказывается нормальной. Иношита-сан быстро превращается в Киоко-чан и до смешного легко меняет статус с “потенциальной угрозы” на “свою”. Хару говорит, что это оттого, что Киоко-чан работает в младшей школе и привыкла ладить с вредными детишками. Исе советует ему заткнуться, но всё равно в итоге пересказывает разговор Эбуми. Тот предсказуемо ржёт, но Исе даже не злится на него за это.
К моменту выпуска Исе из старшей школы, Киоко-чан живёт с ними уже пол-года. Проблем это больше не доставляет. Наоборот - неожиданно приятно оказалось избавиться от унылой холостяцкой свалки в квартире, всегда иметь чистую одежду и питаться нормальной едой, а не полуфабрикатами из комбини. Исе даже думает, что Хару стоило встретить Киоко-чан намного раньше.
Так продолжается до тех пор, пока однажды ночью Исе не пробирается на кухню, чтобы попить. Он не сразу понимает, что это за звук. А, поняв, чуть не давится водой. Полы в их квартире невероятно старые и скрипучие, а Хару и Киоко-чан спят в особенно громком углу. Правда сейчас они очевидно не спят. Ритмично поскрипывает пол и слышно тяжелое дыхание Хару. А вместе с ним тихое, на грани слуха попискивание Киоко-чан.
Исе решает, что больше не выйдет из комнаты до утра, даже если будет умирать от жажды и пытается задохнуться, уткнувшись в подушку пылающим лицом.
Утром Эбуми восторженно блестит глазами и заставляет Исе краснеть, пересказывая эту историю в деталях.
— Мне теперь весь остаток жизни придётся смотреть на Хару, зная, что я подслушивал, как он трахается, — стонет Исе, притворяясь лишь наполовину.
— Можем сделать так, чтобы однажды он подслушал нас.
— О, заткнись! — Смеётся Исе и не умолкает, даже когда Эбуми затыкает его поцелуем.
Вскоре после этого Исе съезжает из квартиры брата. Ночное происшествие за этот короткий срок повторяется еще дважды или трижды. И сложно сказать в итоге, кто больше рад, когда Исе собирает вещи.
Он не поступает в университет. С его выпускными балами об этом не могло бы быть и речи. Вместо этого он устраивается на работу в видеопрокат - тот самый, в котором Эбуми когда-то безуспешно пытался взять порнуху, и снимает крохотную квартирку напополам с Эбуми.
А вот сам Эбуми, тот самый Эбуми, который громче всех кричал, что сыт школой по горло и не собирается продолжать учиться, даже если ему за это заплатят, теперь юная звёздочка команды рэгби в университете Канагавы.
Они живут вдвоём, и это словно бы Исе вернулся назад в ту неделю, которую он провел у Эбуми дома, когда любовная эпопея Хару только начиналась. Это здорово. Тем более здорово, что теперь нет никаких шансов, что родители Эбуми снова вернутся из командировки и смогут им помешать. Исе счастлив, насколько вообще можно быть счастливым в Канагаве. И это круто.
*
Исе двадцать один, когда Хару объявляет, что он собрался жениться.
На свадьбу Хару Исе приходит вместе с Эбуми. Он не знает, как это воспримет Хару, и, уж тем более, как это воспримет сам Эбуми. Он даже не знает, кому и что он этим пытается сказать. Хару в последнее время слышит лишь то, что каким-нибудь образом связано со свадьбой или с ним самим и то через раз. А Эбуми всегда выглядит так, будто ему наплевать.
Но Исе всё равно хочется, чтобы Хару узнал. А ещё, чтобы тот нормально отнёсся к Эбуми. Исе не знает, что будет делать, если по какой-то причине тот его не примет. Ему даже думать об этом страшно.
Киоко-чан прекрасна в своём белом кимоно. Она похожа на цветок лотоса. Эбуми выражает своё восхищение едва слышным присвистом, и Исе пихает его локтем в бок, хоть и сам не в силах сдержать ухмылки. Видя, что он улыбается, Эбуми растекается в ленивой ухмылке в ответ.
Хару, разумеется, не слышит Эбуми. Сомнительно, чтобы он вообще сейчас слышал хоть что-то. Он смотрит на свою невесту широко распахнутыми глазами, дважды промахивается мимо ритуальной чашки саке и выглядит настолько счастливым, что кажется обдолбанным.
На банкете Исе трусливо подумывает о том, чтобы набраться перед тем, как говорить с Хару. Маневр проваливается по причине того, что стратегически значимый пункт уже занят силами противника. Хару висит на барной стойке и приветственно машет ему рукой с зажатым в ней бокалом.
— Ты уверен, что Киоко-чан понравится, что ты пьёшь здесь со мной, пока она развлекает гостей? — Спрашивает Исе, послушно принимая бокал.
Вместо ответа Хару просто указывает в зал, где Киоко-чан о чём-то восторженно щебечет с Эбуми. Исе думает, что в любой другой день уже скрипел бы зубами от ревности. Но сегодня злиться не получается — при взгляде на них, почему-то лишь тянет улыбаться, словно идиоту. Эбуми выше Киоко-чан на полторы головы и младше на десять лет. И он послушно наклоняется, чтобы Киоко-чан не приходилось тянуться на цыпочках, словно огромный пёс, к которому вдруг прибился крошечный и чересчур энергичный котёнок.
— Этот парень пришёл с тобой, верно? — Спрашивает Хару.
— Не ревнуй, — советует Исе. И с трудом удерживает серьёзное выражение лица, потому что Хару — хреновый лжец и не смог бы протестовать убедительно, даже если бы от этого зависела его жизнь.
— Я не ревную, — говорит он. — Просто думал, что ты приведёшь девушку. Кто это?
— Это Эбуми.
— Ясно, и кто он?
— Это — Эбуми! — Снова пробует Исе.
Кто такой Эбуми? Лучший друг? Любовник? Самый близкий человек ещё со времён старшей школы.
— Это он — твоя девушка, что ли? — Удивляется Хару.
— О Боже, Хару, ты придурок! Заткнись!
— Эй-эй! Не злись, все нормально. Я не против, если это тебя беспокоит.
Беспокоит. Вернее беспокоило. Облегчение, что сходит на Исе, такой силы, что ему хочется плакать. Ведь плакать на свадьбе — это нормально, верно?
— Точно? — Спрашивает он.
— Точно, — говорит Хару. — Я же ещё в старшей школе подозревал.
— О нет, только не тот случай снова! — Исе прячет лицо в ладони. — Мне до сих пор стыдно перед Хачи-семпаем!
Хару открывает рот, но не успевает сказать ни слова, потому что рядом с ним плавно, словно белое перо, возникает Киоко-чан и мягко, но уверенно уводит его танцевать. Самое смешное, что тот даже не сопротивляется, позволяя вести себя куда угодно, будто привязан к ней ниткой.
— Нас официально благословили? — Спрашивает Эбуми из-за спины.
И Исе вздрагивает от неожиданности, едва не уронив бокал.
— Ты знал?
— Естественно, я знал, — фыркает Эбуми. — Ты столько лет прятал меня от Хару, а теперь вдруг просто так притащил на его свадьбу?
— Прости, — говорит Исе. Он старается выглядеть сконфуженным, но он слишком счастлив, чтобы у него получалось хорошо притворяться.
— Забей, — советует ему Эбуми. — Теперь, когда всё в порядке, я хочу, чтобы ты наконец перестал трястись и надрался со мной, как полагается. Эта свадьба слишком скучная, ее надо оживить!
— Мы не будем портить Хару свадьбу, — с улыбкой качает головой Исе. — И у тебя, вообще-то, с утра тренировка.
— У меня такое чувство, будто женился сегодня я, — картинно стонет Эбуми, но послушно отставляет бокал.
Видимо почувствовав, что говорят о нём, Хару бросает на них быстрый взгляд поверх плеча своей невесты, и Исе показывает ему большой палец. Одновременно с ним Эбуми, ухмыляясь словно сфинкс, демонстрирует Хару средний. Возведя глаза к потолку, Хару украдкой, пока не видит Киоко-чан, посылает Эбуми неприличный жест в ответ и за это удостаивается одобрительного кивка. Исе понятия не имеет, что здесь происходит, но, кажется, они нашли общий язык.
*
Исе двадцать пять. Он всё ещё работает в видеопрокате и живёт с игроком национальной сборной Японии.
Надежда японской сборной в данный момент развернулась к нему спиной и по уши закопалась в ноутбук, где перемигивается на экране яркими цветами сайт какой-то церквушки в самом сердце Канады.
Исе берёт телефон, прижимается к Эбуми со спины и настукивает сообщение Хару.
“ Мы сделаем это. Двенадцатого мая — Ниагара Литтл Лог Чепел, Форт Эйри, Канада”
Телефон жужжит сигналом принятого сообщения через несколько секунд, но Исе уже не до него. Эбуми отложил свой ноутбук и тянется затащить его себе на колени, скалясь словно маньяк.
Хару безусловно может подождать.

@темы: all out!, автор-садист, фики